Родной язык как ценность преходящая. Бюро переводов в Челябинске
+7 (351) 750-10-38
Заказать обратный звонок

Заказ обратного звонка

x





Родной язык как ценность преходящая

Неужели возможно забыть свой язык? Это же как способность ходить или двигать руками! Для многих из нас, особенно для профессиональных переводчиков с английского или другого языка на свой родной, эта мысль кажется ерундой. Но есть люди, кто это испытал.

Родной язык как ценность преходящая

За 5 лет пленения в Афганистане американский солдат Боуи Бергдал, как оказалось, потерял навыки разговора на английском.

Так как же люди лишаются родного языка?

Паскаль Жакмен, Йоркшир

Я француз. Я родился в Париже 45 лет назад. Последние 19 лет живу в Англии. Когда я только переехал в Англию, через несколько месяцев зашел в гостиницу thePyrenees, где частенько останавливался раньше. Персонал вроде бы и узнал меня, но когда они услышали мой английский, а потом и уже подпорченный французский, то засомневались, я ли это. Это было 18 лет назад.

Сейчас я пытаюсь удержать свой французский. Понимать язык не проблема. Проблема в другом. Мне ужасно трудно обсуждать на родном языке тему IT-технологий, хотя карьера моя началась именно во Франции. Когда мне нужно сказать что-то спонтанно или быстро ответить, получается каша из французского с примесью английского.

Пьеро, Великобритания

Я живу в Великобритании с женой и детьми уже 9 лет, и, хотя дома мы разговариваем только на итальянском, на работе у меня исключительно английский.

Я обучаю латинскому и греческому языкам, а также оказываю услуги переводчика. Довольно хорошо владею несколькими современными языками, но вот письмо написать на итальянском – уже проблема.

И дело даже не в словарном запасе или грамматике. Причина в отсутствии вовлеченности в среду, к которой вы принадлежали с детства.

До переезда в Великобританию я любил читать Шекспира и даже Чосера в оригинале, но понятия не имел, как правильно закончить письмо.

Идинь Хао, США

Мы с семьей уехали из родного Китая, когда я был еще совсем маленьким. Живя в Японии, я овладел японским как вторым родным языком. Когда же попал в США, так же стал вбирать в себя английский.

На окраине Чикаго, где я живу, нет японской общины как таковой, поэтому японский язык пришлось отложить в пыльные уголки памяти. Через год (мне было 6 лет) я однажды услышал, как две женщины говорили на японском. К своему разочарованию я ничего не понял. Тихо и незаметно язык улетучился из меня. Через 8 лет я стал смотреть ТВ на японском, пытался его возродить. Оказалось, бесполезно…

Сейчас я в некоторой степени знаю японский, но я его не вспоминал, а старательно учил заново. Как будто никогда и не знал вовсе, как будто он никогда не был родным.

Питер, Швейцария

По-моему, «износ языка» — очень полезный термин. Изначально, будучи носителем английского, я говорил почти исключительно на французском с 17 до 30 лет, а когда снова оказался в обществе англичан, то никак не мог «поймать» слова в голове. Получалиськакие-тогалльскиефразочки, которыевсехоченьзабавляли.

Усугублялось это тем, что я еще параллельно учил китайский! Детям повезло больше: на китайском они говорили с детства, пока не начали ходить в школу, где постепенно верх взял английский. Сейчас они китайский понимают хорошо, а говорить им трудно.

Кроме того, за десяток лет французский отошел на задворки памяти, поэтому сейчас во французском обществе я часто спотыкаюсь.

Что характерно, навыки чтения и письма я никогда не терял, несмотря на все мои лингвистические «скитания». Только с устной частью всегда бывают проблемы.

Херу Рексопроджо, Финляндия

Я родился в Индонезии и вырос в семье с несколькими языками, пусть даже некоторые из них были слышны лишь изредка. Главный язык у меня — индонезийский. Но мама говорила и на голландском, прожив там в прошлом 20 лет, а папа владел немецким: учился в Германии. Вместе они болтали на японском, на нем разговаривали и бабушка с дедушкой.

В нежном возрасте 16 лет я обосновался в США, где целый год был отрезан от соотечественников. В следующем году началось обучение в колледже.

Через 14 лет я совершил еще один скачек за океан — на этот раз в Финляндию, где женился. Спустя 6 месяцев культурного шока и трудного погружения в неанглийскую среду густых северных лесов я начал работать в техническом университете, где широко был востребован английский.

Теперь, через 9 лет, я все еще бегло говорю на индонезийском, но активно его не использую. Поэтому детям он тоже не очень знаком. А мой финский… все еще оставляет желать лучшего.


К списку статей

Смотреть другие услуги